СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ


    

Интервью Дмитрия Бертмана: «Без знания языка невозможно ничего!»

Интервью Дмитрия Бертмана: «Без знания языка невозможно ничего!»

Интервью Дмитрия Бертмана журналу FutureBest

Дмитрий Бертман: «Без знания языка невозможно ничего!»

Режиссер Дмитрий Бертман — знаковая фигура. Создатель театра «Геликон-опера», народный артист России, многократный обладатель престижной премии «Золотая маска». Его искусство ценят как у нас в стране, так и за рубежом. Не случайно именно сегодня, когда вся планета переживает оперный бум, Дмитрия Бертмана приглашают ставить спектакли лучшие театры мира.

-  Начнем с самого начала. Расскажите, как мальчик, родившийся в коммуналке на Соколе,  стал режиссером и создал свой театр, популярный не только в Столице, но и на западе?

- Во всем виноваты родители. Уже с детства я учился на фортепиано и мама по нескольку раз в неделю водила меня в Большой зал консерватории на концерты Гилельса, Рихтера, Светланова... И если постигать музыкальные азы мне приходилось практически «из-под палки», то в театр я шел с огромной радостью. Практически каждый день бывал в Музыкальном театре имени Станиславского, знал весь репертуар. Пятиклассником бегал на репетиции к Михайлову и в Большой театр к Покровскому, проходил обманными путями и сидел в ложе, спрятавшись, чтобы меня никто не видел. А потом совершенно неожиданно поступил в ГИТИС, на отделение музыкальной режиссуры.  Но главное -  я знал, что, так или иначе, приду к театру.
С «Геликоном» все произошло, в общем-то, случайно. В ГИТИСе у меня были друзья — певцы, учившиеся на параллельном курсе. Когда мы закончили ВУЗ, я предложил поставить для них «Мавру» Стравинского. Никакой идеи создавать театр не было. Просто сделал спектакль для четырех близких мне людей.

- И никакой специальной идейной платформы тоже не было?

- Шли наобум. Довольно специфический репертуар был во многом продиктован нашими возможностями. Я искал произведения, которые можно было бы исполнить в таком маленьком составе. Отсюда и «Скрипка Ротшильда» Флейшмана, «Кейстут и Бирута» Скрябина и другие названия, которые относятся к элитарному репертуару.
Примерно через год у нас появились новые артисты, затем - хор в 12 человек, и мы сделали «Паяцев». Это был первый большой спектакль, где был и хор, и маленький, но оркестр, а не ансамбль. Программа театра стала меняться.  Мы стали ставить уже знакомые названия, но идти к ним совершенно непривычным путем… 

- … Который принес вам репутацию  «борца с традициями» и даже «хулигана». В какой момент все изменилось?

- Думаю, начало было положено когда, будучи студентом, я приехал в Лондон на репетиции Дэвида Паунтни, возглавлявшего в ту пору Английскую национальную оперу.  У меня просто произошел сдвиг по фазе! Дэвид поменял мне сознание: я увидел, что он работал так же, как учил Покровский, Ансимов, но... у него была свобода в мозгах и средствах выражения. Вернувшись, я поставил «Кармен» так, что это стало шоком для всех: действие на помойке, где и проститутки, наркоманы — жуть. В конце спектакля люди плакали... Да, я прибегал к разным формам, чтобы привлечь зрителя. 

-  Искусство – это провокация?

- Я никогда не старался специально провоцировать зрителя. Станиславский как-то сказал, что театр  - это развлечения. Действительно, это очень эмоциональное искусство, и я считаю, что опера  - не исключение. Не «искусство для избранных», а живой спектакль, в котором каждый зритель должен быть полноправным участником.

- Поэтому на «Летучей мыши» вы угощаете зрителей  водкой?

- Да, во время сцены бала у Князя Орлова крошечные рюмочки с водкой и кусочком огурца раздают зрителям. Таким образом, мы убираем барьер между оперой и сценой, создаем эффект абсолютного присутствия зрителя на балу, его непосредственного участия в действии. 

- Наверное, это запоминается надолго.

- Память - странная вещь! Как бы прекрасно не играли актеры в спектакле, на вопрос: «А вы видели ту замечательную постановку в таком-то году?», получишь ответ: «Не припомню…» – «Ну, там, где трамвай на сцене…». И только тогда услышишь: «Да, конечно!».
При этом опера – честное искусство, в поту. В драматическом театре нет профессии, а есть талант и тренинг. Оперный артист должен окончить музыкальную школу, училище, консерваторию, ему необходимо каждый день распеваться и упражняться с педагогом. И только после этого он будет учиться актерскому мастерству. Если оперный певец забыл текст, он не может держать паузу как драматический актер, не может заменить слово отсебятиной. Он должен  точно пропеть свою партию, взяв все верхние ноты.

- «Он внес свежий ветер в русскую оперу», — написал пару лет назад о вас западный обозреватель Le Monde. С тех пор гастроли в Европе стали ежегодными, в Америке и Азии «Геликон-Опера так же частые гости. Есть ли разница в сценическом подходе для российской и зарубежной сцены?

- Сценический подход к спектаклю и к работе с артистом остается тем же. Но  многое зависит от площадок. Например, в Торонто, где я ставил «Травиату», сцена огромнейшая, в 26 метров (в Кремлевском дворце — 24 метра). Естественно, спектакль на таком «футбольном пол» ставится по-другому. Возникают другие приспособления для выражения мысли и работы с артистами. 
С другой стороны, когда мы с «Геликоном» выступаем, например, в лондонском Элизабет-холле, зальцбургском Фестшпильхаусе или парижском Театре Елисейских полей, то в этих огромнейших залах и спектакли по-другому воспринимаются, выигрывая в целом. Парадокс, но даже «Пиковая дама» — самый камерный наш спектакль,— выигрывает на больших сценах. 

-  Бытует мнение, что драматическому режиссеру гораздо проще сделать международную карьеру через оперу (ибо язык музыки интернационален), чем через драмтеатр, где все упирается в трудности перевода.  Каковы ваши отношения с языками?

- Несмотря на то, что мама у меня профессор английского языка, в детстве я язык знал не очень. В школе мне всегда делали поблажки, полагая, что при такой маме мальчик будет знать язык априори. Но когда я впервые уехал в Европу, а затем открыл для себя Канаду и Америку, я осознал, что без знания языка невозможно ни-че-го. И стал его учить на практике: репетируя, общаясь, пытаясь быть понятым…  Мама, как строгий педагог, тоже внесла в это обучение немало, за что я ей очень благодарен. 
Было сложно, но если хочешь быть востребован за рубежом - нужно знание. А если хочешь быть вдобавок востребован и в своей отрасли,  просто знания мало. Я режиссер, ставлю оперу на разных сценах мира с разными актерами, солистами. Как, скажите, «на пальцах» можно объяснить тенору,  как любить, страдать, ревновать, действовать? Тут даже мало знания языка, нужно владение образным иностранным языком. 
Поэтому, всем, кто хочет состояться профессионально, просто необходимо в наше время владеть хотя бы английским языком. Хотя бы! А в багаже, конечно, лучше иметь и немецкий, и итальянский, и французский. Тогда вы будете чувствовать себя в чужих странах, как рыба в воде, и вас будет поджидать только любовь!!! А значит успех!




Германия
Изучение немецкого языка в Германии имеет массу преимуществ. Во-первых, каждый день можно слышать живую немецкую речь, практиковать коммуникативные навыки, изучать новую полезную лексику. Но все равно, без дополнительных курсов, заговорить быстро и хорошо достаточно сложно. DID Deutsch Institut в Мюнхене является именно так...
Великобритания
В первый день приезда будущие учащиеся сдают тестирование, после которого отправляются в группу своего уровня. Данная школа предоставляет своим учащимся массу вариантов для обучения английскому языку. Здесь есть базовый и интенсивные курсы, подготовка к международным экзаменам, английский бизнес-курс. Также профессиональные...
Великобритания
Anglo-Continental School расположена в курортном городке Борнмут, в Южной части Великобритании. Положение Anglo-Continental School выгодно отличает мягкий климат, щадящие зимы, большое количество солнечных дней, чудесные побережья знаменитого Ла-Манша, что позволяет идеально сочетать изучение английского языка и релаксацию....
Мальта
Студент не использует совершенно родной язык при обучении. Таким образом, все двадцать четыре часа он погружен в языковую среду, что дает положительный эффект через самое короткое время. Группы формируются небольшие – до пятнадцати человек, чтобы у преподавателя была возможность установить контакт с каждым из студентов. Сту...
Мальта
Живописный остров, расположенный в Средиземном море – Мальта – это потрясающее место для отдыха и изучения языков. Именно здесь, в 1963 году открылся NSTS English Language Institute. На тот момент это была первая школа английского языка на острове, и по сегодняшний день она сохраняет лидерство в сфере преподавания. Институ...
Испания
    Основанная в 1973 году как ответ на растущий спрос в образовательной сфере, Академия и по сей день продолжает работать с не угасающей энергией и энтузиазмом, что позволяет нам неуклонно набирать позиции на рынке образовательных услуг. Успешная образовательная деятельность Академии получ...